ПОДЕЛИТЬСЯ

Про тех, что нас берегут (c)

Чесно стянуто от сюда

Про тех, какой нас берегут :: noname

Про тех, кто нас берегут

Все причастные к фотографии граждане, думаю, не единожды слышали про так называемый «ракурс». Словарики определяют сие воззрение как взаимное пространственное жизнь фотографа и объекта съёмки. Выбор ракурса производится с целью наиболее полной и эффектной передачи образа объекта с учётом его индивидуальных особенностей и экспрессивности. Оригинальность ракурса достигается сиречь положением фотокамеры, беспричинно и реакцией на это условия объекта съёмки.

Так вот, ракурс позволяет посмотреть для какойнибудь жизнь сиречь даже авантюра по-разному. С одной точки зрения, в ход трёх суток я, ФИО, осознанно и добровольно, в составе группы лиц, прошедших спецподготовку и облако вооружённых автоматическим стрелковым оружием, скрывался через сотрудников спецподразделения УФСИН в лесистой местности, сам примыкающей к городу Курган. Группа, вдруг мне выходит известно позднее, организованно действовала по предварительно разработанному плану и стремилась нанести вышеуказанным сотрудникам УФСИН, находящимся подле исполнении служебных обязанностей, крупный урон. Если же рассмотреть создавшееся обстоятельства с другого ракурса, то по данным фактам хочу сообщить следующее:

Давно уже остро хотелось поснимать действия настоящих бойцов. Военных реконструкторов фотографировал, в армии бывал, на учения приглашали, а вот беспричинно, ради непосредственно из гущи событий — как-то не доводилось. И тогда однажды — поступил сигнал. Сигналили из ОМСН Курганской области.

Там, после Уралом, назревало «Тактико-специальное работа». Тема трёхдневного ТСЗ: «Тактика действий сотрудников специального подразделения милиции в специальной операции сообразно задержанию (ликвидации) вооружённых преступников для местности. Отработка навыков действия в составе подразделения при проведении РПМ (разведывательно-поисковых мероприятий). Обнаружение баз условного противника и их уничтожение, отработка действий около попадании в засаду, встречный бой, исполнение засады, уход из зоны огневого контакта».

В качестве условного (и безусловного — тоже) противника выступала группа спецназа УФСИН. Разве я мог отказаться?

Прибыл в Курган, встретился с переодетым майором милицейского спецназа — камрадом Тартиллом. Пересобрал рюкзачишко, проверил фототехнику, зарядил аккумуляторы, закупил еды и воды. И улёгся спать. Внезапная тревога случилась в районе 5 часов утра. Похватали котомки и выдвинулись в закон отряда. Группа спецназа вскачь экипировалась, погрузилась в милицейский «Урал» с кунгом и направилась стяжать оружие.

Оружия получилось много: у каждого бойца 2 или 3 «ствола». У каждого пистолет ПМ тож АПС, к нему автомат АК-74М с подствольным гранатомётом ГП-30 и малогабаритный автомат 9А-91 с глушителем. У снайперов пистолет и снайперская винтовка ВСС «Винторез» тож ВСК-94, у пулемётчиков пистолет и пулемёт ПКМ разве «Печенег». Ко всему этому, всерьез, патронов вдоволь. Холостых и боевых. Взрывпакеты. Светошумовые гранаты «Заря». Ну и «переносной быт»: спальный мешок, коврик, пончо, вода и еда на 3 дня, смена камуфляжной одежды, нижнего белья, обуви, ложка-кружка, нож, аптечка, рация, запасные аккумуляторы, малая пехотная лопатка. В общем — здоровенный рюкзак у каждого.

Вы будете смеяться, но самым главным оружием из всего списка надо считать пистолеты. Почему так? Ну, во-первых они красивые. А во-вторых, пистолет — это оружие, предназначенное, до только, ради самообороны. Наличие разного рода вооружения у группы может вызвать нездоровый интерес к ней со стороны огулом уж безголовых граждан. Холостые патроны в таких случаях непригодны, а боевых после стрельб уже вышли. Вот тут-то и надо должен для короткоствольное оружие, тщательно проверенное, заряженное и с рукояткой, зафиксированной скотчем. Чтобы ни в каком из случаев магазин с боевыми патронами не пропал. Всё предусмотрено.

Состав группы: «Леший» — начальник боевого отделения, планировщик, вдохновитель и организатор занятия, «Мангуст» — начальник боевого отделения, руководитель занятия, «Нинзя» — наш беспощадный камрад Тартилл, робот-путеводитель и КМС по стрельбе из боевого оружия, пулемётчики: «Инженер» и «Марай, отрядный целитель (от слов «целИть» и «выцЕливать») «Док», снайперы «Боб», «Буба», «Осетин», «Фил», автоматчики «Дед», «Зеро», «Рой».

На старте заряжали холостые патроны в магазины, мазали лица «Туманом» и помогали приятель другу добиться правильного «рисунка». Нарезали веточек ради персональной маскировки, прикопали пустые патронные пачки и выдвинулись. Первым, в головном дозоре, шёл боец с позывным «Нинзя», картой, компасом и gps-приёмником. Как Моисей водил он нас три дня по местности, не зная пощады. За ним тихо двигался «Боб» с «Винторезом» и я со своим скарбом ковылял. Из оружия у меня были запасены острый ум да природная работоспособность. И к ним сообразно пачке патронов.

Оказалось, оптом отряд спецназа разбит на несколько частей, каждая из которых может быть из пар или троек, обученных оказывать самолично. Основная образ движения — «змейка»: головной дозор из двух люди, потом основное ядро группы, включая командира. И позади всех — хвост. При возникновении необходимости разряд высылала вправо и влево боковые дозоры, превращаясь из «змейки» в «звезду». Очень удобная разряд чтобы передвижения, откуда желание ни напали — всетаки позволительно встретить нападение во всеоружии и прикрыть своих товарищей действенным огнём.

По плану занятия мы должны были пройти изза полный три дня 48 км. Это сообразно карте. На местности же накидываем ещё 10 км, да всякие засады, обходы-охваты и противозасадные забеги. 55-60 км, в общем, получается. На три дня, только желание и не весьма много. Пошли.

Через порядочно часов за начала движения головной дозор доложил командиру: «Вышли в точку, где гадательно находится полевой лагерь вооружённых преступников». Группа перестроилась в «звезду», бойко заняла круговую оборону, а дозор и командир отправились для доразведку местности. Обнаружив точное положение базы боевиков, вернулись в поза отряда. Короткий инструктаж и моментально следовать ним начальствование для штурм с применением бесшумного оружия.

Вообще-то оно, фактически, не полный бесшумное, но звон выстрела всерьез незначителен по сравнению с АК, предположим. Группа разбежалась сообразно лесу широкой подковой и, малопомалу подобравшись на отдаление убийственного огня, после маломальски секунд поразила кругом назначенные цели. Вторая волна штурмующих вовсе зачистила местность и по команде спецназовцы покинули квадрат. Тихо, чётко, слаженно. Красиво, в конце концов.

Но главным событием первого дня для меня стала, несомненно же, первая засада. Засада — это такое тактическое мероприятие, разве ты и твои соратники хотят и могут вдруг потребно «засадить» противнику. Но разве подготовить засаду в режиме «вроде попало», а не «как положено», то «засадить» могут не те и дотла не туда. Так оно и получилось в туз же день славного похода.

Строго говоря, главное засады проста: неожиданно напасть для противника, и, используя причина внезапности да огневую мощь, уничтожить. Ну либо серьёзно проредить неприятельские ряды. Целью чтобы засады может застрять единовременный и групповой пеший противник, транспортная степень, бронетехника. Главное, выбрать удобное чтобы себя и неудобное чтобы противника среда.

Как всего подходящее круг выбрано, жизнь маскируется, всем участникам мероприятия назначаются сектора обстрела. Сектора распределяются таким макаром, для ожидаемый противник радикально попадал желание в «зону смерти», формируемую из перекрывающих благоприятель друга секторов обстрела нескольких бойцов. Правильно выбранная «зона смерти» не имеет пригодных чтобы живой силы противника укрытий и непростреливаемых участков. Войти в неё простой, спрятаться внутри некуда, а выйти позволительно всего в вечность. Речь, подлинно, про качественно подготовленную, эффективную засаду.

youtube — Отряд милиции специального назначения

Группа дожидается появления противника, пропускает его головной дозор, и, по команде (голосом, сообразно рации, выстрелом, взрывом), начинает одновременный обстрел ядра группы противника из подготовленных закамуфлированных укрытий. Задача-максимум: моментально выявить и уничтожить командира группы, пулемётчика, гранатомётчика, снайпера и посеять панику. Штурмовая группа ликвидирует противника, приблизительно необходимости может резко сократить дистанцию и пресечь попытки покинуть «зону смерти». Досмотровая разряд сразу изза боя мчит осматривать страна столкновения, населять трофеи и пленных-раненых, а подразделение охранения следит, ради никто вокруг сурдинку не подобрался к штурмующим бойцам с тыла разве флангов. Оно же прикрывает отход всей группы за окончания операции. По итогам эффективной засады у противника не остаётся шансов. Это ежели на пальцах.

В нашем случае бойцам ОМСН пришлось столкнуться с беспричинно называемой l-образной засадой. Принцип её организации на картинке. Через неплотный лесной массив несть к полотну железной дороги. Дорога у железнодорожной насыпи приблизительно прямым углом свернула налево, в составе головного дозора прошли от поворота метров сто. Сзади точный неожиданно и весьма очень долбануло, я рефлекторно обернулся, увидел опадающий ссора и расплывающийся клуб густого белого дыма, а ежели повернулся обратно — мостовая опустела. Путеводный «Нинзя» и снайпер «Боб» куда-то вроде провалились совершенно за секунду, а в меня уже наперегонки стреляли из кустов. Потом выяснилось — аж из четырёх стволов, трёх автоматов и пулемёта. Почему уверенно говорю «в меня» — потому что никого больше для дороге не было. Причём стреляющих я не видел, заметил только вспышки выстрелов в кустах. Вот так оно и бывает, оказывается. Раззявил рот — погиб.

Оказалось, «противник» выбрал хорошее круг ради организации l-образной засады, но выполнил её почему-то строго извращенно. Чем немедленно воспользовались бойцы ОМСН. «Занесли хвост» и голову группы во фланги, а затем и в тыл противнику. И таким нехитрым противозасадным манёвром нейтрализовали всех напавших.

Потом уже, вечером, подле «разборе полётов», мне наглядно пояснили: буде желание ядро «вражеского» подразделения расположили вдоль железнодорожной насыпи, а пулемётчика положили бы в сектор «вдоль дороги» — никто бы, видимо, не ушёл от расправы. Всего навсего должно было занять позиции по внешней стороне l-участка, а не сообразно внутренней. И всё сложилось бы разве. Но получилось беспричинно, сиречь получилось.

За первый погода прошли едва больше 20 километров. Местность была не колоссально пересечённой, дождя не было, жара не одолевала. Правда, всетаки хотелось брать и правую ногу я таки ощутимо стесал. Расположились на ночёвку. Признаться, думал, кто вечером вообще соберутся у костра, разведут турусы, будут вспоминать всякое. Однако сносный подобного не было.

Командир отдал приказ расположиться «звездой», для в случае нападения с всяк стороны общество была желание сразу боеспособна. К организации ночлега подошли всерьёз, снайпер, примем, добротно замаскировал свою лёжку и всетаки наблюдал через прицел изза своим сектором. На почве маскировки я елееле умом не тронулся. Ещё днём «Боб» метрах в 15 от меня прилёг и решил побыть незаметным. Место открытое, опушка леса. «Нинзя» заблаговременно голосом, а впоследствии и пальцем показал где лежит снайпер. До тех пор, временно он не встал — беспричинно я нисколько и не увидел, хотя смотрел в то самое округ.

Продемонстрировали мне вживую зачем красят лица и вешают для панамы «шаманские» ленты из ткани — мозг отказывается опознавать в человеке человека. Какие-то глубинные связи в мозгу нарушаются, грамотно закамуфлированный боец спецназа становится очень плохо различим в движении, а неподвижный — полный неразличим. Короче говоря, всё словно в кино, только чувствуешь себя нехорошо, тревожно. А вокруг бесшумно, прогрессивно ходят люди с проваленными в черноту лицами, без силуэтов и с бесшумным оружием. Хорошо, который я для их стороне!

В темноте уже поужинали, улеглись спать близ неприметные тенты, выставив дозорных. Ночь прошла спокойно, хотя весь ждали повторного нападения. Проснулись в 6 утра, проворно позавтракали, попили чаю и отправились пешим строем для полигон. Ещё с вечера командир принял решение относительный увеличении километража предстоящего маршрута и вместо запланированных ранее 3,5 км был отдан приказ «Нинзе» исполнять «махонький крючок». Крючок вышел на 9,5 км. Прибыли к обеду, дождались приезда мишенной группы. Она же доставила к точке рандеву невероятно дорогой груз — воду. Все ёмкости были немедленно пополнены, бойцы получили мочь передохнуть.

Пока дочиста отдыхали — снял рюкзак и сгонял для непосредственно полигон. Вообще-то это приличных размеров часть соснового леса, где обкатывают и пристреливают новенькие БМП Курганского завода. Их глухой рык и пулемётное татаканье были спорадически слышны неподалёку, однако самих машин не видел. Вышел на большое песчаное поле. Кругом значительно гильз от самого разного оружия, валяются отстрелянные инертные ВОГи, много отработанных БМПшных выстрелов, пустые гранатные запалы. Парни сразу давай подшучивать: накладывай скорее полные карманы этих красивых и полезных предметов, а аэропорту чтобы скучать не будешь!

На границе леса — тщательно вырытый мизерный укрепрайон. Траншеи полного профиля, блиндаж, НП на ближайшей высотке. Вот его и предстояло штурмовать группе милицейского спецназа. Перед штурмом группа опять прошла незначительный «крючок» километра для 3 и вышла для окраину леса. Сбросили рюкзаки, дозор произвел доразведку цели и сообщил результаты командиру. Командир кратко поставил задачу, распределил роли. На этот единожды нужна была огневая мощь, в творение вступали пулемётчики и автоматчики. Выдвинулись. К рубежу атаки ползли по-пластунски. Передовые бойцы доложили о контакте с целью, немедленно поделили среди собой сектора и сообразно команде жахнули из всех стволов. Особенно красиво лупили пулемётчики, вокруг мишеней порошина аж завесой вставала. Пока они не

давали противнику поднять головы, к траншеям перебежками выдвинулись группы зачистки.

Двигались словно в компьютерной игре, обстреливая укрепрайон и прикрывая друг друга. Когда патроны в магазинах иссякали, перезаряжающий орал «Пустой!», в отказ слышал «Крою!». Пары дошли накануне цели, зачистили траншеи, проверили всё около и снова же, прикрывая наперсник друга, оттянулись назад.

Собрались на исходной, командир кратко прокомментировал действия группы. Приступили к практическому упражнению. Тактику демонстрировал «Нинзя». Суть упражнения в следующем: разряд заливает свинцом траншею с фронта, с фланга к ней ползёт единоличный боец с гранатой. По мере приближения бойца к траншее, общество продолжительно переносит сияние вдоль траншеи в направлении «от бойца». Он же, подобравшись всецело поблизости к противнику, точный закладывает гранату в траншею. После взрыва группа прекращает огонь, боец поднимается и добивает из автомата всех выживших. И отходит ползком рядом прикрытием всей группы. Ползущего бойца практически не вытекает и шиш киношного в этом приёме недостает. Одна голая эффективность. И пули посвистывают.

На десерт вволю постреляли. Особенно радостно было пулемётчиками. Тащить на себе всё то же самое, который и у всех, плюс пулемёт и патроны в лентах — не подарок. Предложили и мне овладевать среда следовать ПКМ. Дистанция для пулемёта, впрямь, плёвая — 150 метров возьмем. Будучи жадиной, предварительно патроны экономил, стрелял короткими очередями. Хорошая машина ПКМ — моментально видишь куда попадаешь. И не дёргает. Пулемётчик посмотрел для мои потуги и говорит, ты, мол не экономь. Позволь себе познать удовольствие длинной очереди. Ну я стесняться перестал — засадил изо всех сил, срезал крону у ёлочки, где всяких мишеней понаставили. Это, доложу вам, сродни оргазму. Без шуток. Не зря говорят: драма — это ежели у тебя в руках пулемёт с ленточным питанием!

Отдышался, стал лорнировать наподобие действуют бойцы. Особенно интересно было глазеть после командиром. Он отстрелял пару магазинов одиночными сообразно металлическим орудийным гильзам, небольшим таким цилиндрам, сантиметров 25 по высоте, меньше человеческой головы, в общем. Он стреляет — а они не падают. Он паки — а они вдобавок не падают. Ну, думаю, странное фабрикат. Когда боевые патроны у всех закончились, сбегал к мишеням посмотреть словно там дела. Все гильзы оказались продырявлены. И не сообразно одному разу. Автоматная пуля аккуратно насквозь прошивает металл. Издали шиш непонятно, а близ — моё забота!

Закончили стрельбы, проверили оружие, собрались в лесу, прослушали весь категория всех действий и выдвинулись в новую точку, где общество должна была организовать засаду. Больше времени для организацию засады — больше шансов на успех. А единовременно надо больше времени — надо направляться быстрее. Идти мне стало уже тяжело. Подозрительно порой раздавалась команда «Группа, стой! 10 минут отдых. Рюкзаки снять.» Зато стала звучать другая первенство — «Группа, бегом!». А который сооружать? Все побежали и я побежал. В беспамятстве прибыл в клочок назначения. Как всего остановились — моментально лёг где стоял. Пролежал минут сорок, силы начали понемногу возвращаться. Встал еле-еле, устал весьма.

А у кромки леса создание кипит — бойцы роют щели, маскируют всё, ставят растяжки, подметают приманка следы на песчаной дорожке. Чтобы не сорвать мероприятие — ушёл сообразно команде поглубже в громада и затихарился. Попил водички и моментально уснул. Какие там комары, веточки-сучки и накрапывающий дождик — наплевать на них сто раз! Проснулся через серии взрывов и автоматных очередей. Пока домчал до дороги — всё уже кончилось. Противник был уничтожен всесторонне, засада сработала. Ура!

Собрались и в темпе погнали к месту ночёвки. По пути следовали от брошенный пионерлагерь, там нашёлся добросовестный чтобы нас колодец, опять пополнили запасы воды. Это усиленно, если перехватить вода. Не хуже ленточного питания к пулемёту. Только вот носить её тяжело.

Прибыли на полянку у реки. Группа кроме разбежалась «звездой», весь получили по сектору для наблюдения и обороны. Устроились наскоро, выставили охранение. Свободные бойцы стащили с себя мокрую через пота одежду, по одному-два человека отправились к реке помыться, для ходу обсуждая подробности недавней засады. Некоторую эйфорию и радость через долгожданного отдыха прервал интонация «зорьки». Светошумовая граната «Заря» вдруг желание намекала собравшимся: тут ещё кто-то поглощать. И началось. Кто в трусах, какой без — сполна похватали оружие и разом исчезли. Дежа-вю какое-то. Стою еще только как три тополя для Плющихе, а в меня с того берега из кустов густо поливают. Ну, думаю, планида такая. Уже не волновался. Чего волноваться, когда ещё вчера смертью заторможенных пал…

В общем говоря, попали мы в засаду сообразно всей форме. Расположение группы вскрыто, надо срочно уходить. Хорошо, какой не война, нет необходимости убитых и раненых выносить. Натянул на себя мокрое, рюкзак для спину, камеру в руки — пошли. Ходили не так быстро протяжно, но я из сил стал выбиваться. Вроде бы шагаешь якобы вконец, а даже в сторону посмотреть сил вышли. Ну там пот липкий, тремор в конечностях, в глазах темнеет, ногу натёрло, какой-то жук сообразно спине ползает — круглый запас. Опять начал было волноваться, однако отрядный «Док» меня успокоил. Не переживай, мол, это ж признаки надвигающегося обморока. Обычное создание. И перекрестил размашисто. Сразу полегчало. Спецназовский Доктор своё препарат туго знает!

Всех подробностей не помню, однако как-то дошли предварительно места дальнейший ночёвки. Оклемался, водички попил, слопал банку тушёнки и ещё одну с гречневой кашей. Вкусно несказанно. Голод — лучшая приправа, не врёт пословица-то!

В существенный число я думал, какой он и уписывать закоснелый мудреный. Через 24 часа мораль, несомненно, изменилось. После второй ночёвки в лесу я уже начал всерьёз задумываться куда и зачем приехал. Ноги в берцах сточились все, заведомо, боль поутихла, «Док» мои мозоли обработал, носки я сменил, осталось всего непроходящее напряжение в икрах. Одежда мокрая насквозь, рюкзак через спины тоже промок и потемнел, спальник напитался влагой и отяжелел. И объективов понабрал котомку — тяжело. Вставил кисти рук в специальные петли для лямках рюкзака, скрючился маленько. Вроде полегче следует, соответствовать дозволено. Парни посмеиваются, мол, москвичам у себя в Москве никак уже пешком бесплатно не всматриваться — к нам изза деньжонки едут!

Не заметил прямо только сократил дистанцию с «Нинзей». Правильно, коль расстояние промеж бойцами составляет примем 10 метров. И цель не групповая и буде из подствольника выстрелить — неэффективно получится. Но я про это, разумеется, не думал. Думал я про больший стакан холодного «Тархуна» со льдом. И про то, который коли насилу наклониться и сиречь бы мысленно упереться макушкой в спину «Нинзе» — идти становится легче. Так и ходили, куда он — туда и я. К тому времени нуль, кроме его берцев и дороги я и не видел. Переставляешь ноги вдруг зонбе и рацию слушаешь — ровно оттуда что-нибудь ободряющее про 10 минут отдыха скажут? Иногда продолжаться «просыпался» и бегал вдоль группы, фотографировал. Поснимаешь немного и мчишь головной дозор догонять. Тяжело, только зато мы повсеместно первыми приходили и могли отдыхать, временно вся общество подтягивалась.

Перебрались через разрушенный мост. Продрались через густые колючие заросли. Прошлись противопожарной бороздой. Перелезли от фон поваленных сосен. Идём по лесу где-то у способ. Шоссе — это дорога маршрута. Слышно уже ровно мчат автомобили. Народ повеселел, даже как-то прибавил шагу. Долгожданная первенство отдохнуть, однако в процессе отдыха выясняется такое: прибыли мы в точку эвакуации раньше назначенного срока. Потому времени даром девать не станем. Не в семейство отдыха же приехали. Так что походим ещё пешком. Сколько километров? Нет, не километров, братцы, а часов. Сколько получится в час километров уложить — полностью наши. В итоге получилось 60 км сообразно данным gps. Из них 52 — мои. Трудные были километры. Честное пионерское.

Сижу для дороге, готовлюсь уже встать для негнущиеся ноги и отъехать. Сил пропали сила никаких. Вода на исходе. И тут случается пассаж. «Нинзя» сообщает: командир группы принял решение отправить меня в точку эвакуации одного. Намеченный изначально план я прошёл совсем, так что командование считает целесообразным сохранить меня чтобы будущих великих свершений. Чтобы занимать с собой в боевые командировки в должности штатного пулесборника.

В общем говоря, дошёл я прежде заветного моста через речку Ик. Сбросил с себя всё, что снималось и не прикипело к телу. Штиблеты от ног отодрал. Майку мокрую на бетонных блоках разложил. Китель стащил. Опустил ступни в воду, закурил и понял — в ближайшее эпоха я истинный благоприятный люди в этом субъекте Российской Федерации. Вода вкушать. Еда снедать. Сигареты перехватить. Время отдохнуть имеется. Кадров всяких понаделал. Весь расписание позади. И записал я на радостях вот такое видео. В первую очередь — чтобы себя. Чтобы напоминало только трудно бывает в начале и ровно крепко бывает в конце. Если, правда, не сдаваться.

youtube — После рейда

Что непосредственно мне было наиболее удивительно? Ну выносливые-меткие-крепкие — несомненно. Это ж не дворовая шобла, а спецлюди. Удивило, кто они очень спокойные. Мирные, ровные. Если хотят — незаметные. Когда должен — шуточки шутят с дымком и огоньком. А хлеб у них тяжёлый, горький и солёный.

Надо гораздо терпения, сил, сноровки, ловкости. Надо гораздо чего знать и уметь. Думать простой без перерыва надо. Причём не только за себя, но и изза окружающих. Во всех смыслах слова «окружающие».

Все воевали. Некоторые были ранены. В двух сантиметрах от сердца «Деда» пуля остановилась.

Многие их них видели друзей погибшими. Не единовременно заглядывали в мёртвые лица своих врагов. И не забывали систематизировать частный непростой эксперимент.

Таких людей и называют чётким словом «профессионалы». Те, который нас берегут. Здорово, кто продовольствие свела меня с ними.

А более тяжёлой, сложной и радостной в конце съёмки у меня ещё не было. На всю стол воспоминания.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ